Недействительный аттестат

История о том, почему Ляля Бабочкина съела на 60 мороженых меньше, чем могла бы. Основано на реальных событиях .

Страшное открытие

Ляля Бабочкина сидела в деревянной светлой беседке на даче с томиком Цветаевой в руках. Перед ней стояла миска свежесобранной земляники. Государственные экзамены были позади. Ляля поступала без дополнительных университетских испытаний, ведь была призёром важной олимпиады. Всё, что ей было нужно сделать, – вовремя направить аттестат с отличием и диплом в приёмную комиссию. Так она и поступила, уже сегодня они должны были оказаться у проверяющего на столе. До конца подачи документов на льготных условиях оставалось ещё три дня.

Тут у девушки зазвонил телефон.

2

– Ляля, ты послала уже свои бумаги?

Это говорил её друг Лёня Кудряшов. Ляле было приятно, что он побеспокоился о ней. Она была уверена, что Лёня, который собирается подавать документы лично и уезжает через неделю, хочет захватить с собой и её бумаги.

– Лёня, я уже всё отправила. Они завтра будут в Петербурге, не беспокойся, – с улыбкой ответила Ляля.
– Это очень плохо, что отправила. Аттестаты наши недействительные, – у Ляли потемнело в глазах, и томик Цветаевой драматично выпал из её рук. – По новой министерской форме в аттестатах теперь нужно по-другому писать дату: месяц не числом, а прописью. Ребят, кто даже у нас подавал, развернули в комиссии. Нужно переделывать. Шестьдесят недействительных аттестатов, ты только представь!

Попрощавшись с Лёней, Ляля тут же набрала классного руководителя. Ольга Андреевна была на восьмом месяце беременности и уже со спокойной душой легла в больницу, в скором времени готовилась стать мамой, а тут вся эта чехарда. В школе на неё, как на классного руководителя и молодого безответного педагога, спустили собак и обвинили Ольгу Андреевну во всех смертных грехах: мол, её же обязанность проверить аттестаты. Свой первый выпуск она точно запомнит навсегда…

Ольга Андреевна объяснила, что новые документы смогут выдать Ляле на руки только через три дня, как раз, когда закончится срок подачи аттестатов в приёмную комиссию. «Замечательно будет, если я не поступлю в этом году с дипломом олимпиады на руках», – думала Ляля. И по совету классного руководителя позвонила директору.

Бумаги и караси

Олег Михайлович удил рыбу. Он попытался успокоить Лялю, потому что она была, по его меткому замечанию, немного взволнована. Директор до последнего не оставлял надежды остаться с пескарями и карасиками, однако по прошествии пяти минут разговора понял, что рыбалка сегодня решительно сорвана и придётся работать.

Ляля Бабочкина и Олег Михайлович должны были встретиться в школе через час. Бабушке, копавшейся в огороде, она говорить ни о чём не стала, зачем её нервировать, крикнула только, уже вскакивая на дачный велосипед, что поехала в город и сегодня останется дома.

Ляля крутила педали так быстро, что, наверное, ей удалось бы получить кубок Формулы-1. До автобусной остановки она долетела за пять минут. Через час Ляля уже стояла у кабинета директора.

Покопавшись в бумагах минут с двадцать, он обернулся к девушке. С лица его сполз загар. Оно было бледным, как классный мел: дополнительных бланков для аттестата в школе не было. На Лялю страшно было смотреть.

3

Директор позвонил в несколько школ, поинтересовался, остались ли свободные бланки, но их нигде не было.

– Да не волнуйся, через три дня придут новые. Там и заполним.

Всё было кончено. Ляля молча вышла, закрыла за собой дверь, кое-как вскарабкалась на велосипед. Вскоре она лежала на траве и тупо глядела в небо.

Спасительный кофе

В тот же день, в Петербурге, за десять минут до того, как Ляля рухнула на траву, папка с её документами была в руках Маши Дырохвостовой, работавшей в приёмной комиссии. Маша, милая девушка с трогательными ямочками на щеках и детскими голубыми глазами, была страшно неуклюжей. А ещё она обожала кофе.

Когда Маша расписалась за получение Лялиных бумаг и отпустила курьера восвояси, ей позвонила подруга. Сначала Маша усиленно рисовала нечто на листе, слушая очень важные новости, а потом принялась вращать кружку, где плескался недопитый кофе. Доплескался.

Лялин аттестат, и копии дипломов, и справки – всё оказалось залито коричневой жижей. Маша только испуганно всплеснула руками, бросила подруге короткое «потом договорим» и побежала в кабинет к заведующей пункта.

– Звони ей быстро. Как её там… Этой Ляле! Пусть высылает новые документы. Ах ты растяпа, Машка! У нас и так всех олимпиадников Москва оттягивает… Звони, и поскорее! Скажи, мы подождём, пока восстановит документы.
– А что же мне сказать, где её старый аттестат?
– Да бог знает… Ну, объясни, придумай. Мол, регламент оформления новый вышел, что-то не сходится, а раз уж у неё диплом, то мы подождём аттестат, а потом задним числом внесём в базу.

Через три дня Ляля, улыбаясь самой лучезарной и доброй улыбкой, какой только может улыбаться девушка семнадцати лет, подавала свой «правильный» аттестат курьеру. Ляле вновь пришлось платить солидную сумму за срочную отправку бумаг в другой город, равную 60 мороженым, но её это ничуть не беспокоило. Ляля поступила в Питер.

Иллюстрации: Юлия Саликеева

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s