Без страха и сомнений: отрывки из дневника приёмной мамы

До того, как Надежда стала приёмной мамой для Василины, у неё уже было двое детей. Но ещё у неё была мечта – забрать одинокого ребёнка из детского дома к себе. И однажды в семье Афанасьевых мамина мечта сбылась.

В_image

Школа приёмных родителей

Группа у нас была большая, люди разные: у кого-то были дети, были бездетные пары, одинокие женщины. Для себя новой информации я получила где-то процентов 20.

В конце курса мы проходили собеседование, длилось оно около семи-десяти минут. Уточняли, остались ли у нас какие-либо вопросы, какого ребенка мы хотим принять в семью, кто мы по образованию, есть ли опыт взаимодействия с детьми. Я сказала, что опыт имею, у меня двое своих детей, хотели бы удочерить девочку до года, ближе к шести месяцам. Особо ничего не пугает, так как есть опыт воспитания ребёнка с особенностями в развитии. Психолог посоветовала не зацикливаться на возрасте и рассмотреть детей до трёх лет. И не уповать на свой опыт, так как приёмные дети – это другие дети.

Муж проходил собеседование отдельно, у психолога-мужчины, который посоветовал ему рассмотреть подростка, а детей до года оставить бездетным парам, так как мы уже со своими нанянчились.


Полина, старшая дочь, родилась с врожденной патологией. Когда девочке исполнился год, обнаружилась двусторонняя глухота. Надежда вспоминает долгие годы реабилитации, но говорит о них без грусти. Она вырастила из Полины фигуристку и начинающего ютьюбера, и ничего не помешало. А потому приёмная мама она боевая – и почти ничего не боится.


Личное дело

Спрашивают, знаю ли я про все диагнозы девочки. До нас её смотрело много кандидатов, все отказались. У ребёнка тяжелая патология головного мозга, подтвержденная на КТ. Но у девочки хорошая динамика. Синдром Денди-Уокера. Записываю себе в телефон, чтобы посмотреть в Интернете, что за зверь. Помимо синдрома – задержка речевого, психического и физического развития.

Специалист просит приглядеться к девочке, не отказываться сразу, походить. Говорит, что она у них засиделась в доме ребёнка.

Врач убирает карту, смотрит мне в глаза: «Скажу вам откровенно: девочка очень тяжелая, мы с рождения боремся за неё. Я её так полюбила… Вы не справитесь, у нас здесь спонсоры, лечение, массажи, знаете, сколько стоит её лечение? О-о-о… Вы даже не представляете, какие препараты мы для неё заказываем, один только “Кортексин” надо колоть постоянно».

«Кортексин» мы кололи Полине с двух до десяти лет курсами, и плюс к нему ещё кучу препаратов, и вроде справились. Молчу, слушаю.

Без страха и сомнений_Воронова_2
Василина в доме ребёнка, на первой встрече с Надеждой

В свои двадцать Надежда не могла забеременеть и в конце концов уговорила мужа пойти в дом ребёнка. И вдруг узнала, что беременна. Родилась Полина, через пять лет – Максим. Муж, как подозревает Надежда, тогда подумал, что она тему усыновления больше не тронет. Но когда дети подросли, девушка вернулась к своей отложенной мечте. Однажды просто прислала фото девочки, и муж вдруг сказал: «Ладно, узнай».

Ту девочку удочерили, пока супруги занимались в школе приёмных родителей. Но колесо уже завертелось…


Первая встреча

Выносят. Маленькая крошечка, на вид месяцев восемь, не больше. В джинсовом сарафане, волосы дыбом стоят, глазища на пол-лица. Она смотрит на меня, цепляется за воспитателя и начинает плакать. Я начинаю что-то говорить – она плачет ещё сильнее. Воспитатель суёт её мне в руки, достаёт коробку с игрушками и уходит к группе, закрыв дверь. На руках у меня орущий комочек, полтора года, весом как пушинка, худющая, советские ботинки с ободранными носками оттягивают весом ножки-ниточки.

Вообще, взгляд брошенного ребёнка – это что-то. Очень тяжелый, проверяющий, осуждающий: я далеко не первая пришла на знакомство с этой крохой. И она как будто спрашивает: «Ну что, пришла посмотреть, а потом уйдёшь, как ушли все предыдущие, испугаешься, не возьмёшь?»

Педагог рассказала о занятиях, которые посещала Василина, умела она не много.

Развитие Васи было оценено как уровень восьмимесячного ребёнка, речевого развития практически нет.

 

Запредельное торможение

Если интенсивность условного раздражителя возрастает сверх некоторого предела, то результатом является не усиление, а уменьшение или полное торможение рефлекса.

Когда Вася вышла за этот зелёный забор, на неё обрушилась большая лавина звуков, цветов, запахов, прикосновений. И поэтому мозг, как компьютер, стал периодически зависать для переработки этой информации.

Вот когда она зависает, то смотрит в одну точку, как бы сквозь мир, иногда при этом один глаз у неё, правый, уезжает в наружную сторону, губы обычно в полуулыбке, сосёт язык и теребит пальцами поверхность предмета.

Постепенно зависы стали сокращаться и почти ушли.

Сейчас, если такое бывает, то она реагирует на голос и приходит в себя. Макс ей, например, говорит: «Вась, верни глаз на место!» – Вася смеётся и возвращает.

Без страха и сомнений_Воронова_6
Василина с братом и сестрой на семейной прогулке

В школе приёмных родителей объясняли, что симпатия матери к приёмному ребёнку – это всё равно инстинкт. Определить, что ребёнок «не твой», можно, если не нравится запах. Но Надежда смотрела на Василину и с самых первых встреч давала обещания – забрать.


Красавица

Я пришла в группу, воспитатель вынесла Васю.

– Ну что, пока, Васёк. Будешь с мамкой теперь, вот и твоя очередь наконец пришла, давай веди себя хорошо. Ох, и не думали, что Васю-то кто заберёт, – запричитала няня.

– Почему? – спросила я.

– Ну, девочка-то не красавица, да и с особенностями, кому нужна-то.

– Нам нужна, она же такая милая, – сказала я.

– Ухо-то, смотри, как торчит, – продолжала няня.

– Как у моей старшей, – сказала я. – Тоже левое, красавица.

Первые два дня Василина только ела и спала, была очень вялая, как будто после тяжёлой болезни. Мы с мужем решили: ей нужно отоспаться и отъесться.


Теперь уже многодетная семья ездит на отдых и хвалится фотографиями, на которых Василина позирует рядом со старшими братом и сестрой. В харизме ей не откажешь. Да и никаких «волос дыбом» в помине нет, наряжена Вася всегда по моде. Она любимая дочь и настоящая принцесса.


Без страха и сомнений_Воронова_9
Василина с мамой

Аномалия, как у всех

Год пролетел незаметно. Диагноз нам тот сняли ещё осенью. Мы ездили в институт патологии мозга к нейрохирургу, который сказал, что больше в наблюдении мы не нуждаемся – никакого синдрома у неё нет. А аномалию, которую нашли, могли найти у любого из нас, если бы лучше обследовали. Это физиологическая особенность.

Я её воспринимаю, получается, как двухлетку. Поэтому нет дисбаланса, так сказать. Растём и развиваемся. Потом, думаю, полтора года должны сгладиться. Развитие рывками тоже нежелательно для нервной системы. Особенно нашей.


Текст: Анна Воронова
Фото и видео из личного архива героя

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s