«Давайте не будем про войну, девочки…»

«Куда вы едете, в Чечню? Ты серьёзно? Будь осторожна», – слышу я чуть ли не от каждого, кому сообщаю, что совсем скоро полечу в Грозный…

Про Чечню до 90-х знали мало, после 90-х, к сожалению, слышал каждый. Какая Чечня сегодня, чем живёт это регион сейчас? Чтобы это узнать, мы с коллегой и поехали в Грозный.

Про еду

Жижиг-галнаш, хингалш, чепалгш. Очень напоминает заклинание, но на деле это названия блюд национальной чеченской кухни. Найти аутентичное место с вкусной и недорогой едой с первого раза нам не удаётся, и мы оказываемся в туристическом кафе на проспекте Путина. Дорого. Чисто. Вежливо.

DSC06198-2

Жижиг-галнаш на деле оказывается малоприятным куском говядины с клёцками из кукурузной муки. «Жижиг» с чеченского – мясо, «галнаш» – клёцки. Делать нечего, приходится есть. Когда к блюду подают чесночный соус и бульон и говорят, что мясо нужно окунуть в чесночный соус, а потом запить всё это жирным бульоном, решаю, что с меня хватит. С чеченской национальной кухней познакомилась. И не слишком удачно.

Недалеко от Аргунской мечети в кафе, расположенном чуть ли не в жилом доме, нам подают чепалгаш и хингалш и объясняют: первое – лепёшки с творогом, второе – с тыквой. Пробуем. Невероятно вкусно. Первое впечатление о чеченской кухне, к счастью, было обманчиво. Лепёшки с творогом теперь учимся готовить.

Про мечети

Чеченские мечети запоминаются своим богатством и чистотой. Мечеть «Сердце Чечни» – шикарная. Без преувеличения. Посетить святыню может человек абсолютно любой веры или без неё. Стоит только соответствующе одеться и так же вести себя. Около входа для женщин стоит палатка с платьями и платками. Надеваешь платье поверх своих брюк и фотоаппаратов, оставляешь обувь перед входом и поднимаешься на второй этаж. Да, вне зависимости от вероисповедания: родилась женщиной – в мечети иди на второй этаж.

DSC06220-2

– Вы сюда часто ходите? – спрашиваем у девушки, которая только закончила молитву.

– Нет, я первый раз здесь.

– Не в Грозном живёте, приехали в гости?

– Нет, родилась, выросла и живу в Грозном, но как-то всё не могла дойти, – объясняет собеседница и тут же уходит, так как вновь поднявшаяся женщина просит у неё платье, чтобы помолиться.

DSC06222-2

Про людей

Чеченцы и чеченки очень красивы. Женщины смиренны, даже если работают официантками. Мы заходим в кофейню в центре Грозного по пути домой. Сразу же отмечаем современный интерьер, а также прекрасную девушку за стойкой. Без платка. Всё хорошо, но смирения не наблюдаем. Как потом скажет Мадина: «Да есть смирение, есть».

Нам не показалось. Мадина выросла в Москве и сюда приехала развивать бизнес – открыла кафе, в которое мы и попали. Скромная, но с чувством собственного достоинства. Деловая хватка чувствуется за километр. Но традиции чтит. И поехать смотреть местные достопримечательности без родителей не может.

– Поедете в гости к моей сестре? – спрашивает наш водитель и по совместительству гид Роман. Переглядываемся. Конечно, поедем! С пустыми руками неудобно, так что покупаем торт и вперёд. За окном проносятся отстроенные дома, деревья, магазины, овцы. Обычный чеченский пейзаж за пределами Грозного.

Хороший строящийся дом. Чистота внутри. Мы чувствуем себя не слишком уютно, но через пять минут это ощущение пропадает. Три часа разговоров обо всём. О религии и джинсах, повседневной жизни и попытке эмиграции в роли беженцев, радости от свободного времени и воспитании детей.

– Давайте только про войну не будем, девочки, – просит Роман, и мы молча киваем. Давайте не будем.

Про природу

Грозный – восстановленная столица Чечни. Красивый, но, как говорят местные, совсем не тот Грозный, который был до войны.

Мы ещё дома решили, что обязательно должны посетить озеро Кезеной-Ам. Дух захватывало от десятков просмотренных фотографий. Выезжаем рано утром из Грозного.

– Девочки, домой хотите вернуться?

– Хотим.

– Тогда ни с кем не разговаривайте. И, если что, я ваш родственник.

Инструкции от нашего гида-водителя получены, страха ноль.

Мимо проносятся деревни, отстроенные и благополучные, и только печально известные названия заставляют немного волноваться.

1_2_of_3

Мы преодолеваем серпантин, где вся жизнь проносится перед глазами, и оказываемся у озера. Голубая тяжёлая вода, ради которой сюда в СССР приезжали тренироваться гребцы, невероятный холод и открыточные пейзажи. Запах шашлыка неподалеку, несколько компаний расположились в туристических местах. Мы пытаемся отойти от дорожных впечатлений и встречаем местную жительницу, которая безуспешно пытается набрать воды из озера. Считается, целебная.

– Девочки, вы откуда?

– Из Питера.

– Ох, знаю, была, красивый город, давайте к нашему столу.

1_1_of_3

Мы вежливо отказываемся, получаем порцию историй про ленинградские автобусы, переезды, коммунизм и абсолютное сегодняшнее счастье. В конце нас обнимают, мы уходим и глупо улыбаемся. На северных недоверчивых жителей подобные искренние встречи всегда действуют немного одурманивающе.

Обратная дорога уже не такая страшная. В Грозный приезжаем как домой. В Чечне не страшно. В Чечне иногда грустно. Ехать сюда, бесспорно, нужно, чтобы пообщаться с местными, посмотреть на горы, попробовать тыквенные лепёшки и порадоваться, что регион, измученный войной, живёт обычной жизнью.

Жанна Черноголовкова,
фото автора

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s