Добрые слова для травы

О месте, где даже у станков тёплые металлические «ладони», а люди умеют говорить на языке растений – в репортаже Развилки.

«Нашу профессию принижают»

В коридоре Воронежской опытной станции по многолетним травам неожиданно пахнет сеном. Нас встречает руководитель Иван Шатский и сразу, с порога нарекает внучатами. Только разговаривать наш новоиспечённый дедушка долго не стал – дела. Успел лишь посокрушаться, что молодёжь не идёт в сельскохозяйственные сферы деятельности.

IMG_5038-2
Мини-музей павловской станции

– Если большие научные организации привлекли бы внимание к сельскому хозяйству, может быть, лет через десять люди стали бы больше знать про это, а студенты толпились на кафедру селекции в аграрных университетах! Раньше ведь как детям-лодырям родители угрожали: «Учись, а то пойдешь быкам хвосты крутить!» – поля вспахивать то бишь. Потом появилась техника, и начали говорить: «Учись, а то трактористом пойдешь работать!» А сейчас говорят «Учись, а то в сельхоз пойдешь!» Нашу профессию принижают, и если дети сейчас заинтересуются, придут с моей лекции, расскажут родителям про нашу станцию, травы – так те закричат, что ребёнок с ума сошел, – жалуется Иван.

Потом старший научный сотрудник Наталья Сапрыкина заводит нас в кабинет, предназначенный для учёных станции. Там нам вот так просто отдают большие кресла руководителей отдела, скромно присаживаясь на обычные стулья, накрывают стол из всего, что нашли в своих запасах. Надо сказать, что нашлись там и пара пряников, и банка мёда, и нарезанное брусками сало.

«Мы на нашей станции никаких зелий долголетия не варим!»

– Не такие уж они и долголетние, наши травы, шесть-семь лет держатся. Для человека это совсем небольшой срок. Мы занимаемся селекцией, выводим кормовые сорта. Это через нас люди кормятся мясом и молоком. Наша работа ювелирная – вывести удачный сорт. Это очень кропотливое дело, чтобы именно в наших краях прижилось и росло, чтобы скот ел. В каждом регионе, конечно, свои такие станции, институты, потому что почва и климат везде разные. Но вот нашей через два года 100 лет исполнится, – гордо говорит старший научный сотрудник.

IMG_5088-2
Амбары павловской станции

Наталья суетливо вытаскивает из шкафов стопки толстых научных журналов и сборников статей – это тоже часть большой работы. Однако основная, конечно, полевая: нужно не только вывести сорт травы, но и высадить её, посмотреть, приживётся ли.

Главные минусы полевой работы – длинные резиновые сапоги и комары. Но несмотря на это, к своему труду сотрудники станции относятся трепетно и очень переживают, когда его не ценят.

– По теплу к рекам у нас выходит молодёжь, делает шашлыки, купается, отдыхает, а мы возимся с травой, – говорит Наталья. – Обидно, когда видишь свою работу вытоптанной или сожжённой. Люди даже не предполагают, что тот же клевер и тимофеевка – наша работа. Кстати, пойдёмте, я наши амбары покажу!

Дюны разных круп

Чай остаётся ждать нас на столе, а мы шагаем к огромному, металлически блестящему на солнце амбару. Возле него вьются воробьи и голуби, а уже внутри наш разговор растворяется в мерном гуле станка, просеивающего просо в четырёх металлических «ладонях». Двигаются они почти по-человечески, через «пальцы» первой сыплется в подготовленный мешок шелуха и мусор, в остальные – чистое зерно. В разных углах безразмерного амбара высятся дюны разных круп. Наталья, пытаясь перекричать станок, ласково перебирает в ладони главную студенческую крупу – гречку, пока ещё гречиху, в своей сердцевидной оболочке. Удивительно, что вместе с воробьями возле амбара не снуют голодные студенты.

IMG_5076
Наталья показывает неочищенную гречиху

– Вывести сорт не так сложно, как назвать, – замечает Наталья. – Нужно обладать недюжинным терпением и усидчивостью: один сорт доводится до идеала и десятками лет.

Сотрудники станции уверены, что уж кого-кого, а их машины и современные технологии точно не заменят. «Растений в пробирках» они не боятся.

– Людям всё равно нужно всё натуральное, даже если сейчас они за это платят большие деньги. Разницу между выращенными клонами и всякими гибридами и нормальной продукцией сильно видно. Если раньше мы из одних семян десять лет получали хорошие урожаи, то сейчас приходится закупаться каждый год – всё искусственное и недолговечное, – говорит Наталья.

IMG_5064-2
Устройство для очистки семян от мусора

Станция многолетних трав вся зелёная, и не только из-за стандартной краски на стенах. Половина помещения заставлена растениями, в начале коридора красуется стеллаж с отборными снопами главных гордостей коллектива – люцерны и других трав, привычных взгляду, но несправедливо безымянных для простых обывателей.

– Растения – как дети! С ними обязательно нужно разговаривать, я не шучу. Кому-то ласковых слов скажешь – и, глянь, зацвел, похорошел! Всё они чувствуют, – говорит старший научный сотрудник.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

В коридоре тепло пахнет сеном от снопов. Это вам не смесь кофе и парфюма где-нибудь в гулких лабиринтах строгих кабинетов. С нами станцию покидает просяная шелуха, оставшаяся на одежде и в волосах, но брезгливо отряхиваться совсем не хочется.

Текст: Арина Мифтахутдинова
Фото:  Сабина Наджафова

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s