Недетская проблема детской травли

 

ColorJPEG_356

Детский и семейный психолог Людмила Петрановская и жертвы травли рассказали, что такое буллинг, почему на жертву нельзя обращать внимания и как может помочь мультфильм «Гадкий утёнок».

Что такое «травля» и «буллинг»?

Безымянный-4

Это болезнь групп людей, и нужно уметь работать с этим явлением. Несмотря на то, что в школах проводятся профилактические беседы и тренинги, мы постоянно сталкиваемся с буллингом в детских коллективах. По результатам исследования скандинавских учёных, последствия от травли в школе могут быть серьёзнее, чем от жестокого обращения с ребёнком в семье. Чем же так страшен буллинг? Он способствует появлению социофобии, посттравматического стресса, суицидальных мыслей, понижает самооценку. Травля также провоцирует вспышки агрессии у жертвы, что может навредить ей самой.

Для того чтобы лучше понять это явление, стоит посмотреть мультфильм «Гадкий утёнок». В нём показаны многочисленные попытки утёнка понравиться «обществу» и подстроиться под него. На его примере видно, что это не работает. Качества человека имеют второстепенное значение. Если взять самых хороших детей, создать негативные условия в коллективе, то они станут травить друг друга.

– Ко мне ходила мама, сын которой подвергался буллингу в школе, – рассказывает Людмила Петрановская. – Их учитель ушла в декрет, и пришёл новый. Буквально через две недели травля прекратилась, ребёнок стал ходить с удовольствием в школу, у него появились друзья. Что произошло? Дети не изменились, изменилась обстановка, был задан другой эмоциональный фон.

Преподаватель легко может справиться с ситуацией, если он имеет авторитет у учеников и чётко ставит задачи перед ними. Учитель истории и обществознания Инна Федонова делится своим опытом: «В социальном плане подростковый возраст – это время постоянного освоения новых ролей. Это вызывает настороженность в поведении и желание найти себе подобных. А вот «неподобные» воспринимаются как нечто чуждое. Здесь отношения из горизонтальных переходят в вертикальные, где один стремится получить власть над другими. Подчинение, осознание своего авторитета достигается силой: физической или моральной. Задача учителя в данной ситуации – выстроить именно горизонтальные отношения между учениками. При этом сам он должен занимать позицию над коллективом. А в коллективе должна быть высокая дисциплина, понятные требования к ученикам и адекватная система санкций».


«Буллинг – не межличностный процесс, а групповой. Качества человека имеют второстепенное значение»


 

Почему травля возникает в школах

– В любой группе есть зародыши дисфункциональной динамики – буллинга, но если обозначены правила и контроль, то вспышки будут подавлены. Это как раковые клетки, которые иммунитет пытается убивать. А если он не справится – защиты нет, появляется буллинг, – объясняет Людмила Петрановская.

Во-первых, в школах распространены искусственно созданные коллективы, то есть детей насильно объединяют в классы. Запрет на выход из групп провоцирует буллинг. Во-вторых, у класса нет общей цели. Они могут объединяться для решения проблем, например, досидеть до конца урока или выполнить сложное задание, но у них нет единой миссии. В-третьих, отсутствие лидерства. В коллективе должен быть человек, который возьмёт на себя ответственность за других. Если в ситуации травли нет лидера, который готов пресекать это, то она будет только расти.colorjpeg_3551.jpg

Иногда учитель сам провоцирует травлю, не осознавая этого. Например, если ему почему-то не нравится ребёнок, он невербально показывает, кто «тянет весь класс назад». Потом объяснить причины травли довольно просто, ведь учителю уже не нравится ребёнок, хотя в нём нет проблемы. Например, Оксана Куприна в школе подвергалась буллингу, который во многом был спровоцирован самим учителем: «Была жёсткая травля и постоянные унижения. Я сама по себе тихая и по состоянию здоровья совсем немного отставала от других ребят по программе, плюс всегда страдала почти незаметным косоглазием. В школе издёвки насчёт этого шли с первого класса. Учительница тоже травила меня. Мама пыталась разобраться с проблемой, но толку от этого не было. Перевод в другую школу лишь добил меня. Постоянно были истерики, самооценка упала, я могла плакать во сне и не замечать этого. С 11-ти лет хожу к психологу и до сих пор продолжаю. Сейчас мне почти 20. К тому же тогда из-за стрессов я начала неправильно питаться и набрала вес. У ребят появился ещё один повод для травли. В старших классах со сверстниками было проще, они перестали обращать внимание на меня, но проблемы с учителями оставались вплоть до выпуска».

Буллинг по полочкам

травляяя

Они путают травлю с другими, менее значительными явлениями. Например, с непопулярностью ребёнка в коллективе или чаще всего с обычными детскими конфликтами.

– Важно помнить, что конфликт – борьба на равных, а травля – эмоциональное насилие. Она нарушает право человека на безопасность. И при искоренении проблемы не работают обычные методы решения конфликтов, – говорит Людмила Петроновская.

Буллинг имеет свою систему участников процесса. С каждой группой нужно работать по-разному.

  1. Свидетели

Окружающие – главные в буллинге. Они понимают, что травля – это плохо, но они поддерживают её, чтобы не оказаться на месте изгоя. С детьми нужно проговаривать, что буллинг – это неприемлемое насилие.

  1. Агрессор

Второй по важности участник в травле. Он должен знать, что так нельзя делать. Объяснить это ему – возможность решить проблему.

  1. Жертва

На ней нельзя акцентировать внимание, потому что проблема заложена в коллективе.

Вадим Павлов, инициатор буллинга в своём классе, рассказывает, как и почему он травил своих одноклассников: «В основном я выбирал свою «жертву», если так можно сказать, по каким-нибудь качествам, которыми они отличались от других: дефекты речи, маленький рост, проблемы с внешностью. Так оскорбления было легче придумать. Обычно сверстникам это нравилось, они тоже смеялись или оскорбляли одноклассников так же, как и я. Конечно, были те, кто против, но они просто молчали. Ребята понимали, что, высказав своё мнение, они рискуют попасть под «горячую руку» и примкнуть к компании изгоев. Учителя делали вид, что не слышат оскорблений, и обычно просто занимались своими делами. Да, бывали случаи, когда они пытались вмешаться, но это ни к чему не приводило: после замечания проходило 10-15 минут, и всё начиналось снова».

Как делать нельзя

При примирении иногда нельзя выяснять, чем раздражает ребёнок, – но это не важно. Нет смысла выявлять причину в качествах жертвы и искусственно повышать его популярность. Нельзя призывать к жалости, акцентировать внимание коллектива на том, как плохо ребёнку, – так будет только хуже. Попытки учителей «спасти» ситуацию приводят к её усугублению, поэтому ребёнок обычно не идёт рассказывать о проблеме взрослым. Как правило, педагоги или говорят не ябедничать, или ругают зачинщиков буллинга только за один конкретный случай, или пытаются показать таланты, положительные стороны жертвы, или отводят ребёнка к психологу как того, кто не умеет общаться.colorjpeg_3755.jpg

Все способы приводят к увеличению травли. Например, Станислав Каволин ничем особо не отличался от своих сверстников, однако это не мешало им проявлять агрессию в его адрес: «Я чувствовал себя ужасно. В шесть лет была первая попытка суицида. Мальчики смеялись из-за всего: тихий, низкий, полный. Издевательства были самыми изощрёнными, даже затрагивалась тема того, что отец оставил нашу семью. Буллинг доводил до кошмаров, до самоистязаний, комплексов, суицидальных попыток, зажатости. До сих пор пытаюсь разобраться со всем этим. Я ощущал себя никем и боялся что-то делать, потому что начинались издёвки и гнусные комментарии в мой адрес. Ещё были взрослые ребята во дворе, которые пару раз меня избивали, рвали одежду и забирали вещи. Как-то мне осколком порезали руку, а в школе я всем говорил, что сестра ножницами зацепила. Из-за этого были истерики, бессонница, постоянные переживания. Я радовался, когда ложился в больницу на обследования (по состоянию здоровья это было частым явлением) или прогуливал школу, потому что этот кошмар хоть ненадолго прекращался. Мама ничего не замечала, да и у нас дома в те времена было регулярное домашнее насилие, так что всё навалилось большой кучей. Это не прекращалось никогда. Да, физическое насилие закончилось в шестом классе, но моральное продолжается до сих пор. Сейчас реагирую на всё иначе, но отношение людей ко мне сильно не изменилось. В новых коллективах всё опять повторяется. Сейчас я перевёлся из колледжа на заочное отделение из-за издёвок. Стараюсь показывать характер, учусь защищаться, но это очень сложно».

траввву

Если учитель бездействует

Что делать, если проблема есть, её видят родители, но педагог в упор ничего не замечает или ссылается на то, что «все дети сейчас такие»? Нужно попробовать дать педагогу поставить себя на место ребёнка. Можно проговорить примеры травли в классе, перенося их на педагогический коллектив. Тогда проблема будет более ощутимой. Людмила Петрановская рассказывает, что иногда преподавателю достаточно всего нескольких минут для того, чтобы пресечь буллинг: «У меня есть знакомая учительница, которая пресекла буллинг на стадии его зарождения. В класс пришёл полный мальчик и появилась опасность начала травли. Педагог имела абсолютный авторитет и сама была «дамой в теле». Она встала перед классом, поставив руки в бока, и сказала: «Дети, вы правда хотите обсудить проблему лишнего веса?» Ученики успокоились, ей хватило на это 30 секунд».

Есть универсальная фраза, после которой все резко осознают серьёзность происходящего: «Мой ребёнок подвергается систематическому эмоциональному насилию».

Мама жертвы буллинга Наталья Цымбаленко делится на своей странице в Facebook историей о том, как смогла побороть буллинг самостоятельно: «Мой сын Петя после младшей школы поступил в гимназию. Тогда быстро сформировался костяк класса: так называемые «крутые» стали цепляться к «некрутым». Например, мой сын-пятиклассник приносил в школу конструктор и пластилин – это повод для насмешек. Петя не знал, что сказать в ответ, уходил от конфликтов, боялся драк и громких разборок. Он и несколько таких же мальчишек стали просить помощи у классного руководителя. Она же вместо помощи непосредственно ребятам решила разговаривать с родителями о том, что «дети не любят стукачей», «нужно закалять характер», «уметь находить подход к товарищам». Родители зачинщиков все как один кричат в общем чате, что их дитё «святое», что на них наговаривают, «ваши дети сами всё спровоцировали». Я поверила педагогу, не вмешивалась, но наняла сыну тренера по фехтованию, мечевому и рукопашному бою. Это помогло Пете перестать бояться конфликтов и драк, поэтому от него понемногу отстали, но от остальных «некрутых» – нет. Потом его лучший друг попал в ситуацию денежного развода со стороны «крутых» одноклассников. Учительница также не видела проблем, только иногда проводила беседы на тему «давайте жить дружно». Я взяла ситуацию в свои руки и стала разбираться с педагогами. Сначала было трудно, но теперь мальчики чувствуют себя хорошо и травля прекратилась».

Как справляться с буллингом

Нужно разговаривать с детьми, объяснять, что травля – это недопустимое явление. Маленьким можно показать мультфильм «Гадкий утёнок» и обсудить его. Со старшими нужно разговаривать – одного раза будет достаточно. В школе важно, чтобы учитель имел авторитет среди детей и смог правильно объяснить проблему. Психолог Людмила Петрановская объясняет, что запрещать проявление любой агрессии неправильно: «Это не снижает, а повышает вероятность буллинга. В школах США сегодня контролируют травлю, принимают строгие меры наказания. Но как мы можем судить из современных книг и фильмов, это только провоцирует детей на выбор большего числа жертв».

Важная часть в борьбе с буллингом – хорошая атмосфера в коллективе педагогов. Она должна основываться на уважении, солидарности, сотрудничестве, удовлетворённости учителей своей профессией. Ситуация с травлей в больших школах намного хуже, ведь директор не знает в лицо не только своих учеников, но и учителей. А как сохранять хорошие дружеские отношения с людьми, которые тебе незнакомы?

Благотворительный фонд «Галчонок» планирует собрать команду неравнодушных психологов и педагогов и проводить тренинги на тему борьбы с буллингом в рамках проекта «Травли.Net». В процессе работы появится методичка, где будут описаны общие вещи, пройдёт серия мастер-классов. За деятельностью благотворительного фонда можно следить в группе ВКонтакте (https://vk.com/club71489250).

Безымянный-5


Иллюстратор: Юлия Саликеева

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s