От грустной печки к человеческому ампиру

Etomu_karnizu_est_chto_venchat-2

– Всё как положено – плясать будем от печки, – начинает свою экскурсию по дому Ивана Онуфриевича Сухозанета экскурсовод Лариса Шефер.

Мы стоим в больших сенях перед каменной лестницей. Фасад особняка не украшают колонны, атланты или пилястры – вертикальные выступы в стене. Но всё равно понятно, что дом старинный.

– Давайте посмотрим на особняк глазами Сухозанета, – продолжает Лариса. – Представим, что наш герой сейчас, в это самое время идёт по Невскому проспекту. Он не пройдёт мимо своего дома, потому что фасад не изменился. Он узнает ворота, каменные колесоотбойники по бокам, балкон с ажурной решёткой, карниз, венчающий здание. И, надо сказать, этому карнизу есть, что венчать.

История младенца архитектуры

Дому 200 лет. По петербургским меркам это старая постройка, по российским – молодая, а по европейским – младенец. Тем не менее у особняка есть своя история.

В конце 20-х годов XIX века на фундаменте бывшего дома купца Шемякина был возведён особняк Ивана Онуфриевича. Хозяин прожил в доме до 1861 года. Через два года его сын и наследник продал здание купеческому обществу, которое просуществовало в нём до 1917. С 1918 года до начала 1970 в доме находилось несколько советских организаций. Их называли «закрытыми ящиками». С 1972 особняк перешёл к Союзу журналистов. После первого хозяина ни одно частное лицо не владело зданием, что является большим плюсом: фасад и внутренности не пострадали.

1

– Вернёмся к нашему Сухозанету. Вот он заходит в большие сени, или, как мы сейчас это называем, вестибюль, и видит свою печку. Была ли она такого угрюмого тёмно-коричневого цвета? Бог его знает! Но когда я сюда пришла в 82 году… XX века, – добавляет Лариса. – Печка была выкрашена в приветливый цвет стены. Сейчас она грустная и ни с кем не общается.

Chelovecheskiy_ampir_vospevaet_ne_voynu_a_doblest-2

Человеческий ампир

В здании мы встречаем и пилястры, и арку, которых не видно прохожим. Весь особняк выполнен в стиле позднего классицизма – ампир. Он отличается симметрией, лепными карнизами, классическими мотивами, изображающими античные образы.

– Ампир – от слова «империя», – поясняет экскурсовод. – А империя – это Рим, Александр Македонский.

Но если обычно в таких зданиях располагались государственные учреждения, то ампир сухозанетовского особняка какой-то человеческий. Он не воспевает войну, он воспевает доблесть на войне.

В залах на третьем этаже мы видим расписные потолки. Орлы здесь заменены на лебедей, а шлемы украшены перьями. Танцуют девы, летают ангелы, едет Венера на колеснице, а рядом – предметы воинской славы. На десюдепорте (декоративная композиция над дверью) в одном из залов изображены львы – символ Петербурга. Они не агрессивны: в лапах у них пальмовые ветви – символ победы над смертью.

– Ампир – это греческая гармония, римская доблесть и русская восприимчивость. Нигде ампир не имел такого успеха, как в России, – говорит Лариса.

А вот лифт Сухозанет бы не узнал. Его построили купцы в десятые годы XX века, когда царствовал модерн. Оформляет дверь подъёмника символ Меркурия, бога торговли: две змеи, обвивающие скипетр. Они не грызут друг друга, а мирно переплетаются, что означает «нет войны, есть торговля».

Podyomnik_ne_pomeshal_by_Sukhozanetu_V_Grokhovskom_srazhenii_on_poteryal_nogu-2

За что Пушкин не уважал Сухозанета

Дом назван особняком не потому, что стоит отдельно от других зданий. Он принадлежит одному человеку – хозяину, хотя тут и располагалось настоящее дворянское гнездо: дети, тётушки, племянники, дальние бедные родственники.

– Окуджава про людей той поры писал: «Все они красавцы, все они таланты, все они поэты», – экскурсовод показывает портрет героя: – Наш красавец поэтом не был, да и талантом тоже. Но в свои 24 года Иван Онуфриевич уже стал боевым генералом. Руководил элитными войсками – артиллерией. Говорят, был очень удачливым военачальником: у Сухозанета была счастливая особенность появляться в нужное время в нужном месте и перед нужными людьми.

2

– Во время восстания декабристов Иван Онуфриевич стал первым, кто отдал приказ стрелять в противников правления Николая I. Этим он зарекомендовал себя в глазах императора, но история такой поступок не простила. Что бы ни делал наш герой после восстания, общественность припоминала ему случившееся. Вот и Пушкин, выдавая Татьяну за генерала, точно исключал из списка Сухозанета.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s