Не пойман – не с ножом

 

 

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Утренний час пик. Двери на станцию метро «Сенная площадь» не успевают закрываться: поток людей не прекращается. Нас несёт в сторону вестибюля. Наша легенда: мы едем поздравить подругу с днём рождения, везём ей любимый тортик и нож, чтобы его разрезать. По правилам метрополитена нас не должны пропустить с холодным оружием. Но двое проверяющих провожают нас взглядом, и мы спускаемся вниз.


9.14. Запрещается провозить огнестрельное оружие, колющие и легкобьющиеся предметы, лыжи и коньки без чехлов или надлежащей упаковки, а также животных


План оказался не нужен. Из пяти станций метро нас повели на досмотр только на одной – на «Обводном канале». Послушно идём на встречу с рентгеном. На мониторе отчётливо виден нож. «Следующий», слышим лениво брошенную фразу и, достав проездные, спускаемся в метро.

На «Международной» и «Кировском заводе» дежурная ситуация: контролёры болтают между собой, мы проходим мимо. «Технологический институт» в вечерний час пик – загруженная станция. Здесь много и пассажиров, и сотрудников служб безопасности: двое досматривающих и трое полицейских. Как мы ни стараемся – смотрим им в глаза, отводим взгляд, проходим мимо нарочито медленно – всё напрасно.

Корреспондент Развилки Никита Глазырин с ножом в рюкзаке на станции метро «Маяковская»

На следующий день мы решаем не просто бездумно ходить с ножом под землёй, а спросить у сотрудников, как обеспечивается безопасность.

«Гостиный двор». Писк от рамок раздаётся на весь вестибюль. Подходим к проверяющим.

– Мы не компетентны. Вот там на доске номер телефона. Звоните, уточняйте.

– На обработку вашего запроса потребуется месяц, – будто рассказывая вызубренный детский стишок, отнекивается девушка из справочной службы. 

На другом входе нам везёт: работники отправляют к управляющему по безопасности. Проходим в комнату досмотра, где нас ждёт мужчина средних лет с татуировками на ладонях – выцветшие ноты и череп на пальцах.

– Только без диктофонов и фото, – предупреждает он, поправляя часы с логотипом метрополитена. – Относительно ножей недавно были приняты поправки. Теперь вся ответственность на конкретном проверяющем: он может вас пропустить, а может и развернуть. Всё зависит от размера ножа. Хотя убить можно и складным карманным. У металлодетекторов три датчика: один на уровне ног, второй на уровне живота, третий – головы. Вам кажется, что они всё время пищат, но это взгляд обывателя: работники безопасности видят по-другому. Мы не смотрим на лица людей, мы смотрим на рамки. Национальность или пол не имеют значения.

Напоследок он показывает личную коллекцию рентгеновских снимков: лыжный чехол с автоматом Калашникова, дорожные сумки, напичканные пистолетами, огромный фаллоимитатор в чемодане.

– А вот это что? – спрашивает он нас о жёлтом предмете на последнем фото.
– На взрывчатку похоже.
– Она и есть.


Александр Штепа, член совета УМВД по Санкт-Петербургу: «Рамки – больше формальность. На любом вокзале никто на них не обращает внимания, как и в метро».


 

Текст и фото: Эллина Оруджева, Никита Глазырин
Инфографика: Рахман Исаев